Работа победителя краевого конкурса «Служба спасения 01» МБОУСОШ № 3 (Петришин Денис Витальевич 11 класс).

(4 голоса, среднее 5.00 из 5)

Повесть «СПАСАТЕЛЬ».

Спасателям МЧС России посвящается…

День тот был мрачным и холодным, словно вся природа погрузилась в непробудную грусть. Тяжелые серые тучи вот уже не первую неделю крутили над городом, обещая вот-вот обрушить на него стылые капли дождя, но не держали своего обещания, а просто продолжали вяло и как-то сонно собираться в темные пряди. И все это время, там, за горизонтом, моргали тусклые синие вспышки, которые еле проглядывались сквозь хмурую небесную пелену. Нет, их звук не доходил сюда, ведь ветер гнал бурю подальше…

Александр стоял на балконе и всматривался вдаль, опершись  о перила.

– Сашка! – послышался женский нежный голос за спиной. – Опять на балкон раздетый вышел!

Он повернулся и расплылся в улыбке. Перед ним стояла его любимая жена Лена, одетая в теплый шерстяной свитер и не менее теплые носочки. Зрелище достойное умиления.

– А ну давай вовнутрь, – изобразила она лице смешную гримасу строгой учительницы, но сдержать смеха не смогла.

Александр подхватил ее на руки, и они вместе оказались в теплой и уютной кухне. Он закрутил Лену, крепко и в то же время нежно поцеловав ее в губы.

– Уронишь! – пыталась говорить она сквозь поцелуй, крепко вцепившись в его шею. – Саш, ну прекрати! Мне же нельзя!

И тогда он остановился. Заглянул в ее невероятно зеленые глаза, еще раз легко поцеловал в губы, к которым прилипла тоненькая прядь черных волос. Он любовался своей женой и безмерно ее любил, и эта любовь была взаимной.

– Никогда, – проговорил он мягким голосом. – Слышишь? – Никогда я вас не уроню, –  прошептал он, прикоснувшись ладонью к животу Лены.

– Толкается, – улыбнулась она, и потрепала Александра за волосы.

– Футболистом будет, – сказал он.

– А то как же? – усмехнулась Лена. – Взрослый уже, восемь месяцев!

– Интересно, –влюблённым взглядом Александр посмотрел на жену, – на кого он больше будет похож, на тебя или на меня?

– На нас, Саш, на нас с тобой, – засмеялась Лена и ухватила его обеими ладонями за щеки, поцеловав в губы. Сильно и страстно.

– Съешь же ведь, – засмеялся Александр.

– А вот и съем! – приподняла тоненькие изящные брови Лена и сделала губки бантиком.

– Не жалко?

– Не-а, – засмеялась она и сделала глупую мордочку. – Ты вон какой большой, а мне много кушать надо. Я ведь не одна! В себе, между прочим, сына твоего ношу!

– За что безмерно тебя люблю… хотя нет.

– Не любишь?

– Нет, – помотал головой Александр. – Обожаю! – улыбнулся он и вновь поцеловал свою любимую Лену.

И в этот момент зазвонил сотовый телефон, что лежал на обеденном столе. Александр, не разрывая крепкого поцелуя, попытался дотянуться до него, но Лена оборвала его попытку. Он пытался снова и снова, но жена ловко и задорно не позволяла ему это сделать.

– Ну… м… – мычал сквозь поцелуй Александр.

Тогда он вновь подхватил Лену, закрутился и поставил ее обратно на пол, но так, что уже вполне мог дотянуться до телефона. Но жена была упрямой и невероятно забавной, и это не позволяло ему ответить.

Александр изловчился и схватил телефон.

– О! Это Димон звонит! – сказал он и попытался нажать на кнопку ответа.

– Нет! – пыталась выхватить из рук мужа телефон Лена, задорно хихикая. – Ну ты же обещал! У тебя три дня выходных! Притом заслуженных!

– Ленка! – смеялся Александр. – Ну это же Димон!

Он изловчился и ответил.

– Ал… алло! – говорил в трубку Александр, уворачиваясь от настырных попыток жены вырвать телефон из рук.

Но что-то пошло не так. Улыбка с лица Александра испарилась, и он жестом попросил Лену успокоиться.

– Как давно? – серьезно спросил он, невольно нахмурив брови. – Ясно… хорошо… хорошо, понял, скоро буду…

– Что случилось, Саш? – спросила Лена, когда Александр закончил разговор. Она больше не улыбалась, понимая, что мимолетные моменты счастья от общения с мужем вновь оборвал очередной вызов.

– Дом на окраине рухнул, – проговорил он и пошел в спальню, чтобы собраться.

– Но у тебя же три дня выходных, – расстроенным голосом протянула Лена, идя за мужем, тихо и быстро шлепая ножками по полу.

– Ну, как-то так, – сделав паузу, ответил Александр. – Там все серьезно. Много людей пострадало, да и наших тоже. Тяжелый случай.

Лена села на край кровати, грустными глазами глядя на мужа. Она долго молчала и вскоре совершенно неожиданно заплакала. Тихо…

– Ну, ты чего? – спросил ее Александр и бросил одеваться,  опустившись перед ней на колени. Он ласково провел ладонью по ее щекам, вытирая теплые слезы.

– Не ходи, – прошептала Лена дрожащим голоском. – Прошу, не ходи…

– Как же? – улыбнулся Александр, но только для того чтобы успокоить жену. – Это моя работа. Как же мне не ходить?

– Нет, – опустила голову Лена и хлюпнула носом. – Предчувствие у меня дурное. Не ходи…

– Та-а-а-к, – протянул он, приблизившись к ней. – А ну давай прекращай себя накручивать. Все будет хорошо, слышишь? Это мой долг – помогать людям. Представь, если я останусь, то кто-то может погибнуть, так и не дождавшись помощи, в которой он так нуждался.

– Сегодня… не ходи, именно сегодня…

– Ленка, –снова улыбнулся Александр и прижал ее к себе. – Какая же ты у меня пугливая. Я же не первый год работаю в МЧС. Все будет хорошо, верь мне…

Он собрался, обулся и поцеловал Лену на прощание в коридоре.

– Ну ,давайте, архаровцы, – улыбнулся Александр, еще раз прикоснувшись ладонью к животу жены. – Не скучайте тут без меня.

– Будем, – усмехнулась успокоившаяся Лена. – Без тебя всегда будем…

Когда он вышел из транспорта, увидел полуразрушенную пятиэтажку, половина которой уже покоилась в наваленной груде руин. Повсюду вокруг стояли машины МЧС, а чуть дальше на отдалении - реанимационные автомобили скорой помощи. Мелькал синий свет мигалок, стоял шум работающих моторов и крики спасателей, которые  пытались доставать людей из-под завалов. В стороне стояли жильцы разрушенного дома, убитые горем и охваченные страхом. Александр часто видел лица таких людей, и ему всегда было их искренне жаль.

Навстречу ему подбежал один из товарищей по имени Андрей и протянул ему пятерню, которую Александр охотно и крепко пожал.

– Здорово! Давно тебя ждем.

– Пробки по городу жутчайшие, – помотал головой Александр, двигаясь к машине со снаряжением. – Водители совсем озверели, дорогу спецтранспорту не хотят уступать. Рассказывай.

– А чего тут рассказывать. Баллон с газом шарахнул. Полдома разнесло. Пожарные приехали вовремя, так что огонь толком не успел распространиться.

– Жильцов всех эвакуировали?

– Не всех. В третьем подъезде с пятого, четвертого и третьего этажа сейчас снимают народ. Там лестничный пролет обрушился, так что сам оттуда  никто не выберется.

– Понятно, – кивнул Александр и направился в сторону разрушенного дома. – Димон где?

– В третьем подъезде…

Не успел Андрей договорить, как на всю улицу раздался протяжный и громкий треск. Сначала поехали остатки шиферной крыши, с грохотом разбиваясь о землю; затем по стене пошла огромная трещина, из которой струями повылетала серая пыль. Кто-то громко закричал, послышалась матерная брань, а напуганные эвакуированные жильцы, наблюдая за происходящим, нервно загудели.

Вторая уцелевшая половина дома разделилась на две части и затряслась. Мгновение спустя она накренилась, словно тонущий корабль, а кверху поднялась пыль. Неимоверный протяжный грохот разнесся тяжелым эхом, казалось, по всему городу. Земля загудела и задрожала, как при землетрясении. Послышались женские крики и визги, доносящиеся из толпы бывших жильцов… а с ними и тяжелые истеричный плач.

– Димка… – невольно вырвалось у Александра, когда он смотрел, как третий подъезд превращается в руины, укутываясь в пушистое одеяло желтоватой пыли.

Андрей, поняв, что их товарищ погиб, громко заматерился, бросившись на выручку, но сделать ничего не мог. Александр тоже сорвался с места… и он тоже уже ничего не мог сделать для своего лучшего друга, с которым он дружил с детства…

Работы по разборке завалов не прекращались ни на секунду. Спасатели трудились в поте лица, слыша, как их зовут на помощь люди, чья судьба распорядилась так, что они все еще находились в мире живых. Трещали отбойные молотки, гудели и скрежетали мощные болгарки, слышалась ругань и нервные перекрикивания, ведь от работы спасателей зависела жизнь людей… Тревога звенела в воздухе, интенсивно содрогая его, перемешиваясь с никак не оседающей пылью. Лаяли поисковые овчарки, которые тоже рисковали своей жизнью не меньше, чем спасатели.

Результат сплоченной и усердной работы не заставил себя долго ждать. Спасатели вытаскивали из-под завала людей одного за другим. И среди них было мертвых гораздо больше, чем  живых.

Александр продолжал разбирать навал кирпичей, не поддаваясь эмоциям, ведь все-таки погиб его лучший друг. Но мгновение спустя он осекся и замер, прислушиваясь.

– Э-э… э-э-э-э-й!!! – донеслось из-под завала. – Э-э-й!

Сердце Александра оборвалось – он услышал до боли знакомый голос.

– Димон! – крикнул он в щель, откуда доносился стон. – Димон, ты что ли?!

– Сань… Саня!

– Держись! Мы тебя достанем!

И работа закипела. Спасатели действовали аккуратно и быстро. Пот градом тек по их лицам, пропитывая и одежду.

Камни, обломки, кирпичи и бетонные блоки… Они быстро разгребались, сокращая расстояние между заваленными людьми и спасателями.

И вот они добрались до своего товарища. Его аккуратно погрузили на носилки, ведь подняться он не мог – перебита нога.

– Димон! – радостно крикнул Александр, держа друга за руку. – Живой!

– Живой, – протянул он, улыбнувшись.

– Как же это тебя угораздило так? Не осторожничаешь нынче!

– Иди ты, – усмехнулся Димон и дружески похлопал Александра по плечу. – Людей там много осталось… и девочка… я слышал, как девочка зовет на помощь! Совсем еще маленькая. Спаси ее… спаси… ведь я не спас, не смог, не успел.

– Хорошо, хорошо, – быстро проговорил Александр. – Ты только не нервничай, все будет хорошо, слышишь? Мы достанем ее!

– Поспеши! – прохрипел Димон. – Там вода снизу поступает. Затопит скоро все!

– Поправляйся, – улыбнулся Александр. – Когда все закончится – с меня пиво!

– Ловлю на слове…

Детский плач. Он тихо доносился из узкой лазейки, откуда достали Димона. Александр смотрел в узкую темноту оценивающим взглядом. Вокруг собрались спасатели.

– Туда лезть – равносильно быть погребенным заживо, – покачал головой Андрей.

– Есть иные предложения? – фыркнул Александр.

– Нужно рыть чуть дальше, – сказал один из спасателей.

– Он прав, Сань, – кивнул Андрей. – Завал вот-вот просядет под собственной тяжестью. Ты можешь просто не успеть добраться до нее.

– Если начнем бурить дальше, – говорил Александр, – то вся эта «конструкция» точно просядет. Здесь куполообразный завал.

– Кстати, не факт, что рухнет, – добавил другой спасатель.

– Все равно, – сказал Александр. – Шанс спасти девочку я вижу пока только здесь. Ели не так, то ее либо задавит, либо затопит.

– Черт, – вздохнул Андрей. – Это поход на смерть.

– Что поделать, – усмехнулся Александр, чтобы погасить дрожь в ногах.

Он поднялся, снимая с себя плотную защитную куртку, которая была не очень удобна для лазания по узким тоннелям.

– Ты что, собрался туда идти? – удивился Андрей.

– Есть другой способ?

– У тебя же жена беременная!

– Серьезно? – улыбнулся Александр, хотя ему было далеко не до улыбок. – Здесь у всех есть дети и жены. Ничего с этим не поделаешь.

– Давай я вместо тебя, – предложил один из спасателей.

– Нет, – помотал головой Александр. – Я решил уже , а решения свои менять не привык. Вы мне понадобитесь снаружи, ведь все что угодно может случиться.

Он опустился на четвереньки и, пытаясь всеми силами прогнать из тела противную дрожь, полез в узкий тоннель, держа фонарик в зубах. Александр двигался медленно и крайне осторожно, стараясь ничего не цеплять, ведь это могло стоить ему жизни. Да и не только ему…

Черная, пыльная и до ужаса холодная лазейка медленно и уверенно сужалась.

– Мама! Мама! – доносился детский плач из темноты.

– Погоди-ка, – прокряхтел Александр. – Будет скоро тебе и мама, и папа, и бабушка с дедушкой.

– К-кто вы? – спросила дрожащим от плача и страха голоском девочка. Ей было не более десяти лет, как решил Александр.

– Спасатель я, – ответил он и тут же осекся…

Все вновь загудело и затрещало, противно дрожа. Лазейка резко сузилась, и свет от выхода тут же исчез. В нос ударил резкий запах пыли. Александр, осознав, в чем дело, мысленно выругался, светя на завалившийся выход из тоннеля.

– Ч-что это? – заревела девочка. – Что происходит?

– Все хорошо, – успокаивал ее Александр. – Не бойся. Ничего не бойся, – говорил он, хотя у самого дрожал голос.

Тяжелый потолок из груды блоков и кирпичей давил на сознание, а такие же стены грубо его сжимали. Было тяжело дышать, сердце готовилось вырваться из груди, лишь бы подальше от этого места. Ему хотелось на свободу… И назойливый зловещий звук воды все никак не давал покоя.

Александр продолжал двигаться вглубь, приближаясь к беспомощной девочке все ближе и ближе. Он уже слышал ее быстрое и тяжелое дыхание…

И вот свет фонаря наконец осветил нежное чумазое личико девочки. Она жалостно тянула руку к спасателю, а он был все ближе и ближе.

Он протянул ладонь и взял ее за окоченевшую миниатюрную ручку, слегка сдавив ее. Девочка вздрогнула от неожиданности, хотя и видела приближение незнакомца.

– Вот и я, – улыбнулся Александр. – Все будет хорошо.

– Я боюсь, – произнесла девочка дрожащим от страха и холода голоском.

– Ничего страшного. Как тебя зовут?

– Катя, – ответила девочка и, казалось, забыла об опасности.

– Катя. Красивое имя – Катя. А меня Сашей зовут.

– Саша? Ты же взрослый!

– Ну, да…

– А кто же взрослых так называет? Мама говорит, что взрослого нужно по имени и отчеству называть.

– Правильно мама говорит. Но меня можно называть просто Сашей. А маме твоей мы не скажем, что ты так меня называла. Хорошо?

– Хорошо, – ответила Катя, словно повеселела.

– Сколько тебе лет? – спросил Александр.

– Восемь, – сказала Катя. – Во втором классе  уже учусь.

– Хорошо учишься?

– Мама хвалит.

– Умничка.

– А тебе, Саша, сколько лет?

– Мне двадцать четыре.

– Ух ты! – изумилась Катя. – Это как мне, только в четыре раза больше!

Александр тихо засмеялся.

– А почему ты смеешься? – поинтересовалась Катя.

– Потому , что ты прекрасный счетовод.

– Вот и мама так говорит. Слушай, а если ты такой уже большой, то у тебя должна быть жена!

– Да, – ответил Александр. – Есть.

– А какая она? – поинтересовалась девочка, дернув его за руку.

– Посмотри, – сказал он и достал из кармашка свитера небольшую фотографию, на которой была изображена Лена. Он протянул ее девочке, а та осторожно и охотно взяла фото, принявшись внимательно разглядывать в свете фонаря.

– Красивая, – протянула она. – Честно-честно! Очень красивая! Как моя мама. А ты ее любишь?

Александр тяжело вздохнул.

– Конечно же, люблю, – ответил он и погрустнел. Еще никогда так сильно он по ней не скучал.

– Сильно-сильно?

– Сильнее всех на свете…

Потолок из наваленного мусора затрещал и загудел. Снаружи велись работы, трещали отбойные молотки, жужжали болгарки и долбили молоты.

И тут произошло чудо. Спасатели пробили щели, и в душный тоннель поступил воздух. Послышались громкие голоса, в которых поигрывали легкие нотки радости.

– Саня! Сань! Живой? – кричал в щель Андрей.

– Живой! – ответил он. – Вы там поторопитесь, а то маленькая девочка Катя замерзает потихоньку. Не хватало, чтобы мы ее матери простуженной отдали.

– Слышь, Сань, – засмеялся Андрей. – Мы тебе тут прозвище новое придумали!

– Какое? – усмехнулся он.

– Александр Спаситель, – торжественно произнес Андрей и засмеялся.

– У-у-у, ребята, – протянул он. – Сильно вам пыль в голову ударила.

– Сильно, Сань, сильно! Вы только держитесь там! От Димона тебе привет!

– Ему тоже передавай… от меня…

Катя отдала ему фотографию жены обратно.

Щели стали увеличиваться, спасатели неустанно работали, выполняли свой долг, а густая кирпичная пыль просачивалась в узкий тоннель, ударяя своей резкостью по носам пленников завала.

И вот появился новый проход. Узкий и, казалось, непролазный. Александр подполз к девочке поближе и помог ей высвободиться от навала бетонных блоков и кирпичей.

– Сань, – говорил Андрей. – Мы сейчас спустим жилет с ремнями. Одень девчонку, и мы ее вытащим.

– Понял!

Спасатели не заставили себя долго ждать,  и вот уже в тоннель опустился прочный жилет на ремнях. Александр, успокаивая Катю, осторожно одевал его на нее, чтобы не касаться болезненных ссадин на ее локтях и предплечьях. Когда все было готово, он подал знак, и Катю потащили аккуратно наружу. Она до последнего момента не отпускала руку Александра, крепко сжимая ее…

– Есть, Сань! – радостно закричал Андрей. – «Пассажир» на месте! Ожидай «транспорта».

Александр улыбнулся.

Но вдруг все вновь загудело и затрещало. На голову посыпался песок и пыль, наваленный потолок стал проседать. В тоннеле стоял невыносимо ужасный и холодящий кровь шум.

– Саня! Са-а-а-нь!!! – орал Андрей, но завалившийся выход более не давал Александру его услышать…

Он лежал придавленный кучей блоков, усеянный песком, пылью и мусором. Лежал долго и неподвижно, постепенно приходя в себя. Вновь стало душно и темно, не хватало воздуха, который так быстро покидал это темное жуткое место.

Александр тряхнул головой и стер грязь и пыль с лица. И тут его телефон, с которым он не расставался, неожиданно зазвонил. Заиграла плавная и приятная музыка, которую поставила на звонок ему Лена.

Он, отпихивая с себя кирпичи и камни, дотянулся до кармана и достал телефон. В этот момент все вокруг затрещало и задрожало. Наваленный потолок стал проседать…

На экране загорелась надпись «Солнышко», и Александр улыбнулся. Он ответил…

– Саш, – спокойно сказала Лена.

– Привет, котенок, – нежным голосом протянул он.

– Все хорошо? – поинтересовалась она.

– Все отлично, – ответил он, глядя на ее фотографию, и по его щеке потекла слеза.

– Когда ты будешь дома?

– Скоро, солнышко мое, скоро, – его голос плавно перешел на полушепот.

– Я тебе вкусненького приготовила покушать…

А потолок продолжал злобно оседать…

– Ты же у меня мастерица, – сказал он.

– Ну, мы тебя ждем, – тихо и коротко засмеялась она в трубку.

– Хорошо. Скоро буду.

– Пока, – сказала она сквозь паузу.

– Пока, котенок, – нежно сказал он. – Я люблю тебя…

– Я тебя тоже, – ответила она, мгновение помолчала и бросила трубку.

Все загудело, затрещало и загремело в неописуемом ужасе. Сыпался песок, перемешиваясь с пылью и грязью, хлынула ледяная вода…

Все рухнуло в одночасье… в один момент… в одну секунду…

На улице воцарились сумерки, и наконец-таки пошел дождь.

Машина остановилась возле подъезда многоэтажки. Из нее вышел человек. Зашел внутрь подъезда, медленно передвигаясь на костылях, вызвал лифт, мгновение подождал и поднялся на нужный этаж. Он стоял перед дверью квартиры и долго не решался в нее позвонить, то и дело убирая палец со звонка. Он никак не мог скрыть нервную дрожь, ведь так тяжело ему еще никогда не было… готов был принять любую кару на свете, лишь бы всего этого не было.

Но он собрался, взял всю волю в кулак и позвонил…

Дверь открыла беременная девушка.

– Димка? – удивилась она, оглядывая его. – Что с тобой случилось? Что произошло?

– Привет, Лен, – не сразу сказал он.

Она долго смотрела на него, все еще пытаясь понять, что происходит. И только спустя некоторое время он протянул ей истрепанную, пострадавшую от воды и камня фотографию…

Несколько недель спустя…

Чистый снег покрывал своим сказочно-белым пледом все вокруг, ярко поблескивая на появившимся с утра солнце. Солнечный ласковый морозец холодил этот день, заставляя народ тепло одеваться.

Димон, Андрей и Лена стояли возле ступеней районной больницы и о чем-то негромко говорили. Девушка покачивала небольшую сиреневую коляску, в которой так беззаботно дремал младенец, укутанный в теплую толстую шубку.

И тут из дверей больницы вышел человек. Он двигался на костылях, тяжело и очень осторожно. На его перебинтованную голову была небрежно одета теплая шапка, а сам он укутан в плотный пуховик.

– О-о-о! – радостно потянули Андрей и Димон, увидев его.

– Сань! – не скрывая ноток счастья, крикнула Лена.

Димон взялся рукой за коляску и посмотрел на нее.

– Иди, – сказал он. – Иди к нему…

И она помчалась. Через какое-то мгновение, незаметное и неощутимое ни для кого, они обнялись. Крепко-крепко… и очень тепло.

– Саня… Сашенька! Любимый… родной! – говорила Лена, расцеловывая его без остановки. – Мальчик мой… дорогой…

– Тише… тише, – улыбаясь, тихо говорил он. – Ребра… ай!

– Прости, прости, – быстро проговорила Лена, заливаясь горячими слезами счастья, но не посмела ослабить хватку, продолжая крепко сжимать своего любимого… – Я думала, что потеряла тебя… навсегда… понимаешь?.. Сашенька… любимый… самый родной! Никогда! Слышишь? Никогда больше не уходи, прошу тебя!

– Не уйду, – прошептал он и нежно поцеловал ее в губы. – Никогда больше я тебя не оставлю. Леночка моя, любимая, – говорил он и ласково водил ладонью по ее влажной теплой щечке.

И Лена еще крепче обняла его. И он, не обращая внимания на боль, которую она ему причиняла, обнял ее так же. И он чувствовал, как быстро бьется ее радостное сердечко и как вся она дрожит, как резво она дышит…

– Ну что, Александр Спаситель, – улыбнулся подошедший Андрей с Димоном, который катил коляску. – Выглядишь ты не очень, ну а в целом ничего так.

И вся тройка спасателей дружески обнялась.

– Кто-то мне там пиво обещал! – засмеялся Димон и невольно прослезился.

– Ты чего, плачешь что ли? – усмехнулся Андрей, сдерживая смех.

– Кто?! Я?! С чего это вдруг? Мороз просто на улице! А ты же знаешь…

– Ну да, ну да, – залился смехом Андрей и похлопал товарища по плечу. – Рассказывай мне сказки!

– А это кто у нас тут? – расплылся в счастливой улыбке Александр, наклонившись над коляской.

– Сына твой, – сказала Лена и мило улыбнулась.

– Большой-то какой!

– Ага, весь в тебя.

– Глаза мамины.

– Нос папин!

– Да нет, – засмеялся Александр. – У него красивый нос. Точно не мой!

– Да куда там, – хихикала Лена.

И в этот момент к ним подошла женщина с девочкой. Александр обернулся и встретился с ней взглядом.

– Здрасте, – сказала девочка, смутившись.

– Привет, Катя, – ответил Александр и сквозь боль наклонился к ней поближе. – Как ты?

– Хорошо, – ответила она и протянула букет цветов, который он охотно принял…

– Спасибо! – воскликнула мать девочки и бросилась Александру на шею. – Спасибо вам! – благодарила она его, заливаясь слезами. – Дай Бог вам вечного здоровья! Спасибо… спасибо…